esmarhov_ss

Categories:

ВВЕДЕНИЕ В ПРИБАЛТОЕДÉНИЕ

«Когда, наконец, мы доползли до Себежа, дипкурьер сказал нам: «Товарищи, скоро латвийская граница. Там буфет, помните о советском престиже – не набрасывайтесь на еду»... Я решил не выходить из вагона«…

Илья Эренбург «Люди, годы, жизнь»

Евгения Самойлова в Прибалтике!
Евгения Самойлова в Прибалтике!

Состояние вопроса

Чего уж скрывать! Многие из нас сегодня не слишком отчетливо представляют себе Прибалтику, безбожно путая города и даже столицы стран, бывших совсем недавно нашими общими советскими республиками. Да и само понятие «Прибалтика», которым мы когда-то окрестили Латвию, Литву и Эстонию (наши предки называли их «Прибалтийские губернии»), порой присовокупляя к ним и Калининградскую область, – по смыслу весьма расплывчато, хотя географически и правильно. Именно поэтому ныне коренное население этих стран считает старый термин «Прибалтика» «пережитком эпохи советской оккупации», предпочитая новый – «страны Балтии», куда включает все страны вкруг Балтийского моря, то есть присовокупляя туда же до кучи Финляндию, Швецию и Данию. Приятно побыть в хорошей компании…

Если на «Прибалтику» взглянуть с точки зрения культурологической и особенно гастрономической, то это понятие становится еще расплывчатее и бессмысленнее, поскольку все подпадаемые под него страны имеют свое собственное происхождение, свой язык, свою культуру и, что естественно, свою кухню. Впрочем, нечто общее в их рационе все же есть. И в первую очередь, это касается, например, постоянного наличия добротных и свежих продуктов. То есть, на протяжении всего советского периода нашей необъятной Родины всегда существовал некий заповедный край, куда хотелось поехать не только за красотами и архитектурными достопримечательностями, но и за тем, чтобы вкусно и разнообразно выпить и «по-человечески» закусить.

Более того, дело было не только в продуктовом изобилии и разнообразии. По интерьеру и меню всех этих уютных таллинских кафешек, литовских пивных погребков и загородных латвийских кабачков мы как-то по-своему представляли себе заманчивую роскошную и сытую европейскую жизнь, к которой в те времена допущены были лишь избранные. Чего стоили одни только вывески на латинице – Viru, Veldze, Lokys – они, с одной стороны, как бы предполагали некую валютную закрытость заведений, хотя, с другой, – не охранялись бдительными швейцарами в чине не ниже полковника внутренних войск в вынужденной временной отставке… Собственно на этом все главное сходство между кухнями стран «Прибалтики» и заканчивается. Давайте теперь поговорим о различиях, а заодно вспомним и гастрономические символы каждой страны – ведь они и тогда присутствовали. А начнем по алфавиту, чтобы никого не обидеть – сейчас нас, русскоязычных, там и так не очень-то жалуют.

Латвия – шпроты с бальзамом

«Если бы у меня спросили, что вы делали главным образом в Риге, я бы, не колеблясь, ответил: «Ел». Ел утром, днем, вечером и в промежутках«…

И.Э. Грабарь (1920)

Шпроты
Шпроты

Многие из нас помнят эти замечательные поездки в Ригу, Юрмалу, Сигулду и Даугавпилс с их стандартным, на первый взгляд, набором развлечений. Кто-то сразу же спешил в Домский Собор, чтобы услышать баховскую «номерную прелюдию и фугу» на знаменитом органе, кто-то отправлялся на золотые песчаные пляжи, кто-то просто бродил по узким улочкам Риги, напевая на бессмертную мелодию Александра Кублинскиса «Ночью, в узких улочках Риги»… Однако все находили время посидеть в уютных латвийских кабачках, выпить местного пива и попробовать рыбки (zivis), которой Латвия славится до сих пор. Именно рыбки, поскольку, не считая копченой «стримлишки» (салаки), «луциши» (бельдюги), а также корюшки и камбалы, первый и главный гастрономический символ этой страны – отменные шпроты. И сегодня эти маленькие вкусные рыбешки остаются одной из крупнейших статей латвийского экспорта. Правда, со шпротами не все так просто – сначала придется определиться с терминологией.

Настоящий балтийский шпрот, по-научному Sprattus sprattus balticus – мелкая рыбка, которая ходит большими косяками в бухтах юго-западных берегов Балтийского моря и у входа в Финский и Рижский заливы. Это информация для ихтиологов. А вот для переработчиков «шпроты» – это любая мелкая сельдевая рыба, посоленная, копченая, закатанная в банку с маслом и выдержанная несколько месяцев для «созревания», что придает консервам особый деликатесный вкус. Чаще всего для производства консервов «Шпроты в масле» используют салаку, которая на самом деле – настоящая балтийская сельдь, только мелкая. Не знаем, в чем причина, но до сих пор банки, на которых написано «Сделано в Латвии», несравненно лучше всех остальных, правда, они и дороже…

Вторым гастрономическим символом Латвии и вожделенным продуктом (точнее напитком) в России всегда был «Рижский бальзам». История этого нектара такова. В середине XVIII века рижский аптекарь Абрахам Кунце на основе старинного рецепта спиртового настоя целебных трав изготовил чудо-бальзам, который в 1789 году под названием «Бальзам Кунце» был представлен русской императрице Екатерине II в качестве лекарства. Оценив на себе целебные свойства бальзама, императрица даровала Кунце привилегию на его изготовление, и с тех пор в Россию ежегодно отправлялось около 300 тысяч керамических бутылочек, защищавших содержимое от прямых солнечных лучей и резкого перепада температур. В советские времена не привезти родным из Латвии бутылочку «Рижского бальзама» было равносильно полному пренебрежению семейными узами, поэтому туристы носились по магазинам и затаривались им под завязку. Пить его в чистом виде было полным безумием (гадость редкая!), поэтому его добавляли либо в кофе (высший шик – в растворимый), либо в Столичную или Московскую водку (другой не было), интеллигентно растягивая «зарубежное» удовольствие и производя на экзальтированных девиц нужный эффект…

Еще три кита, на которых всегда держалась пищевая промышленность Латвии, – это очень вкусный тминный сыр, которому нет аналогов в мире, изумительный ржаной хлеб, сотню сортов которого можно и сейчас купить, например, на Центральном рижском рынке, а также уникальный серый горох (мелкий подвид обычного гороха), который часто называют «латышским». Сами латыши (если не все, то большинство) считают это серое «чудо», залитое томленным с луком салом, своим самым популярным блюдом. Посудите сами – в старину оно было главным на Рождественском столе латышей: горошины символизировали слезы, и ели их, дабы в следующем году не плакать. В советские времена подсоленный серых горох стал самым популярным закусоном в пивных барах Риги и как-то, видимо, латышей с этими самыми «временами» примирял...

Когда-то это незатейливое угощение в керамических мисках можно было отведать, например, в рижском кафе «У верблюда»/ Pie kamiela на Вальню, запив густым, холодным кефиром. Но увы! Сегодня в доме 47 по этой улице уже разместилось что-то совсем несъедобное… И это негативная сторона современной кулинарной истории Латвии. Многие москвичи и ленинградцы, причмокивая и обливаясь слюнками, вспоминают миноги, хлебный суп с сухофруктами, взбитые сливки с вишневым вареньем, пирожные и кофе с бальзамом в ресторанчиках и кафешках Старой Риги. А сегодня, приехав сюда, натыкаются на обилие итальянских, греческих, китайских, японских, мексиканских, и прочих ресторанов с весьма сомнительными «французскими бифштексами», плохо сваренным «ризотто миланезе», приправленной кетчупом «испанской паэльей», и взбитыми сливками… из баллончика.

Правда, внешне все вроде бы хорошо: на площадях и скверах Старого города стоят столики, аборигены и туристы потягивают пиво, пьют кофе. Но с национальной латышской кухней даже в Риге могут возникнуть проблемы. Можно попробовать посетить Alus Seta на Tirgonu iela 6, что у Домской площади, Staburags на Caka iela 55 или отправиться на улицу Antonias 9 в «Сельский подвальчик»/ Lauku Pagrabs и заказать там кровяные колбаски с брусничным соусом к рюмочке ледяной тминной водки Kimenu Degvīns. В конце концов, существует неплохая сеть кафе и ресторанов «Lido», где хотя бы интерьеры сработаны в латышском национальном стиле – крепкие деревянные скамейки, глиняные кувшины, вполне добротная кухня с блюдами, приготовленными по старинным рецептам, а часто и даже с собственной пивоварней. Впрочем, к «Лидо» мы еще вернемся, но уже в Эстонии…

Однако (увы!) никогда уже не удастся полакомиться самым вкусным на свете разноцветным мороженым в старейшем «Молочном ресторане» на Элизабетес 55, где теперь стоит гостиница «Латвия». Не попить нам и живого латвийского пивка, которое когда-то подавали в глиняных кувшинах в шалманчике («Под дубом»/ Zem ozola, да и за знаменитым клоппсом под вкуснейшим луковым соусом теперь придется побегать… Что поделать – безоглядное желание, как можно быстрее стать «настоящими европейцами», имеет и свои негативные стороны. И все-таки надеемся, что разум и вкус у латышей восторжествуют…

Серый горох с салом (Пелеке зирниши)

  • На 2 порции: 400 г серого гороха, 200 г подкопченного сала, 2 средние луковицы, 20 г пшеничной муки, 4 стакана воды, четверть стакана сметаны.
  • Предварительно вымоченный в течение 4–6 часов серый горох залить горячей водой и варить, пока не станет мягким (примерно 20-30 минут), но не переваривать – горох должен сохранить форму. Воду слить. Пока горох варится, обжарить нарезанные мелкими кусочками сало и лук, добавить пшеничную муку, хорошенько перемешать, еще чуть обжарить, а затем добавить воды и тушить 10 минут. Добавить сметану, хорошенько перемешать, посолить по вкусу, всыпать отваренный горох и разложить по порционным глиняным мисочкам, по желанию сверху посыпать нарезанным зеленым лучком. Отдельно подать холодный кефир.

Литва – картошка, свинина и пиво

Время уходит в Вильнюсе в дверь кафе,
провожаемо дребезгом блюдец, ножей и вилок,
и пространство, прищурившись, подшофе,
долго смотрит ему в затылок…

Иосиф Бродский. Кафе «Неринга»

Кафе "Неринга"
Кафе "Неринга"

Вильнюс, Каунас, Клайпеда, Паланга, Тракай, Зарасай – географические названия, которые в прежние годы звучали для нас, как близкая и вполне доступная сказка. Как сказка они звучат и сегодня, вот, только с доступностью стало сложнее. Из общих «прибалтийских» изысков – здесь всегда умели варить отменный кофе/ kava и также отменно его подавать. Пройдитесь в Вильнюсе по улицам Старого города, по центральным кварталам Каунаса или по улице Басанавичуса в Паланге – буквально на каждом шагу вы найдете множество симпатичных кафешек, где есть и вкусный кофе, и настоящие сливки, и изумительная выпечка…

Часто в путеводителях пишут, что картошка/ bulvių, свинина/ kiaulienos и пиво/ alaus – три кита, на которых стоит национальная литовская кухня. Слегка заужено, но, в принципе, верно. Именно крестьянская простота и грубоватость всегда придавали, да и сейчас придают, особый колорит блюдам этой страны. Вы заходите, к примеру, в национальный столичный ресторан Zemaiciu Smukle на улице Vokieciu 24, презрительно пропускаете в меню «жемайтийские блины»/ Žemaišu pankūkas из вареного картофеля с мясом, вежливо отказываетесь от «ведарай»/ vedаrai – жаренной на сковороде или запеченной в духовке толстой свиной кишки, набитой тертым сырым картофелем, перемешанным со шкварками из брюшного сала и луком (зря, кстати, отказываетесь!), а потом вдруг замечаете, как компания за соседним столиком с аппетитом уписывает какие-то удивительно симпатичные «дирижаблики» под соусом. Вы подзываете официанта, незаметно показываете ему на соседей и говорите по-русски: «Хочу!»…

Думаете, вы увильнули от надоевшей картошки? Ничуть не бывало! Вон, вам с кухни уже несут знаменитые литовские «цеппелины», или как их правильно называют, «цепелинай»/ cepelīnаi. Эти картофельные зразы с мясной или творожной начинкой – король незамысловатой новолитовской кухни. Именно новолитовской, поскольку картошка, без коей цеппелины невозможны, в Литву была завезена всего лет двести пятьдесят назад, а изобретатель дирижаблей, на которые эти довольно внушительного размера зразы похожи и по названию, и по внешнему виду, немецкий граф Фердинанд фон Цеппелин, ушел из жизни относительно недавно – в канун нашей Октябрьской революции…

Цепелинай
Цепелинай

Кстати, к новолитовской кухне относится и знаменитый литовский холодный борщ «шалтибаршчай»/ šaltibarščiaiиз свекольного отвара и кефира со свежими огурцами, свеклой, зеленым луком и укропом. Он удивительно хорош в жаркий денек, а для контраста к нему обязательно подадут горячий рассыпчатый отварной картофель. Наиболее опытные едоки едят это блюдо двумя руками – причем, в правой положено держать ложку… А поскольку Литву трудно причислить к особенно жарким странам, здесь готовят и горячий борщ/ barščiai на смеси мясного и грибного бульона, который подают с маленькими ушками с грибной начинкой.

По поводу свинины – тоже чистая правда. Любят литовцы «беленькое» мясо (как говорят в Израиле), причем во всех его ипостасях. Французы говорят, что в свинье съедобно все – от хвоста до ушей. И литовцы охотно соглашаются с ними, водружая на стол рядом с кружкой пивка варено-копченые свиные уши, тающие во рту. Этот край всегда славился отменным беконом и особой свиной колбасой «скиландис»/ skilandis, которую несколько дней коптили в печной трубе. Любят здесь и окорок «кумпис»/ kumpis, превратившийся в соседней Белоруссии в «кумпяк». И не только банальный свиной, но и изысканный кабаний/ boarish, в XIV–XVIII вв. слывший королевским деликатесом у вельмож и шляхты, чья кухня, кстати, сложилась под влиянием немецкой, польской и русской.

Раз уж речь пошла о дичи, то давайте отправимся в наш любимый охотничий ресторанчик «Медведь»/ Lokys, открытый в 1972 году в романтичном подвале дома XV века на узкой улочке Стиклю/ Stikliu 8/10 в Старом Вильнюсе. Разумеется, интерьер ресторана, ставшего одним из самых необычных заведений города, украшает чучело медведя, а в состав многих блюд входит любимый медведями мёд/ medus. Как говорится, «название обязывает». В меню, как и положено, – множество блюд из дичи и непременные копченые охотничьи колбаски, а если вам удастся попасть на «банкет в средневековом стиле», то получите не только гастрономическое, но и эстетическое удовольствие. 

Ресторан "Медведь"
Ресторан "Медведь"

Мясоедам есть смысл поискать в ресторанчиках телятину «Гинтарис»/ Gintaris. Эти «янтарные» (так переводится их название) рулетики готовят так: отборное мясо нарезают сантиметровым пластом, слегка отбивают, солят, перчат, посыпают толченым чесночком, сбрызгивают лимонным соком и оставляют на 6 часов промариноваться. Затем на пласты укладывают кусочки сала, сворачивают рулетом, нанизывают на шампур, жарят на открытом огне и подают с маринованными овощами и майонезным соусом с хреном. Ну а самым голодным можно порекомендовать фаворита Литвы – «жасис копустинис»/ žąsis kopūstinis, жареного гуся с тушеной кислой капустой, яблоками, луком и тмином, настоящего.

И, наконец, напитки – куда ж без них. По версии многих ученых, водка появилась на Руси через Литву, куда ее завозили генуэзцы из своей колонии в Крыму в середине XIV века. Ура! Значит, привычный нам напиток здесь есть. И пусть не всегда понятные названия, наподобие «Лиетувишка скайдрион», вас не смущают, это всего-навсего «Литовская прозрачная» – замечательная мягкая вильнюсская водка. Литовцы в полной мере осознали обширные возможности дистилляции и освоили изготовление отличнейших крепких настоек, между нами говоря, весьма коварных – например, любимый нашими туристами желто-зеленый клюквенно-можжевеловый «Жальгирис»/ Žalgiris имеет крепость аж 75%. А пьется, паразит, удивительно легко, примерно так же легко, как когда-то легко выигрывала у нас их одноименная баскетбольная команда с великим Сабонисом во главе. Так что наливаем по маленькой и… «Ваше здоровье»: I, sveikata!

Пивоманам, наверняка, придется по вкусу литовское пиво. Когда-то (до глобализации) особенно славилось утенское, а сегодня самое популярное – светлое «Балтийский Маяк Экстра»/ Svyturys Baltijos Extra, не раз занимавшее призовые места на всевозможных международных конкурсах. Со свежекопченым угрем/ unguris, выловленным накануне в Куршском заливе, или с копчеными деревенскими колбасками и мягким ржаным тминным хлебом/ kmynų duona – это сказка! А уж проблемы «где попить пивка» в Литве и раньше не было, теперь нет и не может быть. Например, в 5 км от Паланги, в пивоварне («Пиво Юозаса»/ Juozo Alus при огромном развлекательном комплексе Pas Juozа можно под копченые свиные уши/ kūpinātas austiņas отведать на выбор местного пива – самое популярное светлое/ gaišais, черное/ nefiltrēts, с нотками кофе и шоколада, и нефильтрованное/ melnais, с легкой приятной горчинкой. Здесь же заодно можно неплохо поесть, покататься на лошадях, попариться в баньке и даже переночевать. В Вильнюсе лучше всего завалиться компанией в пивной ресторан «Улей»/ Avilis на Gedimino 5 (эта улица названа в честь Великого князя Гедиминаса), где варят уникальное медовое пиво, готовят прекрасный пивной суп и даже делают… пивное мороженое. Такое же заведение в подвальчике есть и в Старом Каунасе.

Отличная страна Литва – щедрая и вкусная! И какие бы трения сегодня у наших политиков (не у нас!) не возникали, хорошее все равно не забыть. Кстати, портативный каунасский телевизор «Шилялис» долгие годы верой и правдой служил нам окошком в мир и до сих пор продолжает «светить», но уже на даче у наших приятелей…

Замок Трокай
Замок Трокай

Литовский холодный борщ – Aukstais borščs

  • 450 мл кефира; 1 вареная свекла; 1/2 стакана кипяченой воды; 1 яйцо, сваренное вкрутую; 40 г зеленого лука; 400 г отварного картофеля; 50 г сметаны; укроп; соль по вкусу.
  • Кефир с солью взбиваем миксером, добавляем охлажденную кипяченую воду и нарезанную свеклу, зеленый лук и укроп. При подаче кладем в каждую тарелку нарезанное сегментами яйцо и сметану. На гарнир – горячий отварной картофель, посыпанный укропом.

Колдуны литовские (старинный рецепт)

  • Литовские блюда типа пельменей заимствованы из восточной кухни еще в период средневековья. По технологии приготовления и внешнему виду они почти не отличаются от блюд прародителей. Понятно, что «колдуны» – это искаженное литовское «колтунай», так подстроили его под себя соседи литовцев белорусы. Известны «колдуны» были и в старой русской кухне, о чем свидетельствует этот рецепт из поваренной книги позапрошлого века:
  • «Взять 3 стакана муки, 2-3 желтка, 1/2 стакана воды, 1 чайную ложку соли, замесить крутое тесто, раскатать тонко и накладывать рядами шарики фарша, края смазать белками, защипать. Нарезать формой полумесяца или резцом на пирожки. Приготовить тесто, фарш из 3/4 фунта говядины (филей, ссек, горбушка) и 3/4 фунта почечного жира, измельчить, положить соли, 5 зерен красного и 10 зерен английского перца, 2 ложки измельченной печеной луковицы, 1/2 чайной ложки майорана (по вкусу), 1-2 ложки мясного бульона, размешать. Нарезать колдуны полумесяцем, величиной в полрюмки, сварить в соленой воде (10 мин.)». Подают колдуны горячими перед бульоном, едят, посыпая солью и красным перцем без масла. После них подают крепкий мясной бульон в чашках.

Цепеллинай

  • На четыре порции: 1,5 кг картофеля (желательно крахмалистого поздних сортов); 0,5 кг мяса (2/3 свинины и 1/3 говядины); 1 луковица; 80-100 г шпика; 100-150 г сливочного масла; соль, перец по вкусу.
  • Третью часть картофеля сварить в мундире, очистить от кожуры и пропустить через мясорубку. Оставшийся сырой картофель натереть на терке и тщательно отжать в марле. Сцеженной воде дать отстояться, и выпавший в осадок крахмал добавить в картофельную смесь (без него цепеллины распадутся). Вареный и сырой картофель перемешать, посолить, добавить масло. Приготовить картофельное тесто и слепить из него лепешки размером с ладонь. Свинину и говядину (отварную или жареную) вместе с луком пропустить через мясорубку, поперчить и посолить. Фарш ложкой выложить на картофельные лепешки и завернуть, придав веретенообразную форму. Дальше, как с пельменями – кинуть «дирижаблики» в подсоленную кипящую воду примерно на 20–30 минут. Затем вынуть и разложить по тарелкам, полив сметанной подливкой из нарезанного кубиками обжаренного шпика и репчатого лука (или просто подать сметану и укроп).

Эстония – островок цивилизации

«Таллин – город вертикальный, интровертный. Разглядываешь высокие башни, а думаешь о себе. Это наименее советский город Прибалтики. Штрафная пересылка между Востоком и Западом».

Сергей Довлатов «Три города»

Таллин
Таллин

Эстония (главным образом, конечно, Таллин) в нашей доброй памяти так и останется ближайшим к Питеру островком цивилизации – единственным местом в СССР, где в советские времена можно было «оттянуться по-западному». Наши профсоюзы («школа коммунизма») предоставляли «трудящим» за какие-то смешные копейки трехдневные путевки с двумя ночевками в роскошной гостинице «Виру», у самого входа в Старый Город (кто бы мог подумать, что нынче эта «роскошь» удостоилась всего трех звезд). Тур на четверых (два приятеля и две подруги) давал возможность заселиться в «храм отдыха» (мальчики отдельно, девочки отдельно), потом бесконтрольно и беспрепятственно поменяться номерами и уже вечером на всю ночь устроиться за столиком варьете с танцовщицами топлесс – немыслимый по тем временам разврат!

Благословенное время. Стаканчик горячего глинтвейна в баре «Каролина», что угнездился в начале подземного хода, вырытого, по преданию, еще в XVI веке, чашечка ароматного кофе в кофейне под Ратушей и бесконечные ночные споры о том, «как обустроить СССР» на кухне Миши Веллера, который только что (наконец-то!), выпустил свой первый гениальный сборник рассказов «Хочу быть дворником», начатый еще в убогой комнатушке многонаселенной коммуналки на Желябова, где, видимо, с этими самыми дворниками и наобщался всласть…

Михаил Веллер
Михаил Веллер

Конечно же, Эстония для нас всегда была «заграницей», хотя дорога до Таллина занимала всего четыре часа на машине или неполную ночь на поезде. Этот город уже у вокзала встречал нас строгой готикой церквей, суровостью Вышгородского замка с двумя дюжинами непохожих одна на другую крепостных башен. Самые известные из них, как люди, носили собственные имена – «Длинный Герман», «Толстая Маргарита», наконец, «Кик-ин-де-Кёк» – то есть «загляни в кухню». Вот именно это мы сейчас с вами и проделаем.

Обыденной пищей небогатых жителей Эстонии всегда была соленая, копченая и свежая салака/ räim (ряйм) – благо, море всегда рядом. Салаку до сих пор коптят, жарят или запекают со свиным салом в ржаном тесте. Для эстонской (да и финской) кухни вообще характерно сочетание свиного сала с соленой салакой. Сало смягчает резкую соленость салаки, а салака отбивает «свиной дух», теряя при этом свой рыбный. В результате выигрывают вкус и аромат блюда – оно получается мягко-нейтральным.

«Великий пост уносит мясо и приносит рыбу», – говорили эстонцы, пока не познакомились с картофелем. И вот уже вторую сотню лет этот корнеплод в комбинации все с той же свининой, свежайшими молочными продуктами и неизменным пивом/ õlu царит на традиционном эстонском столе, уравнивая в гастрономических правах жителей Эстонии со всеми остальными «прибалтами». Зато, в отличие от литовской кухни, эстонская почти не знает блюд из гусятины, равно как и из дичи вообще (исключение составляет зайчатина), хотя даже в советские времена охотничьи рестораны в Таллине все-таки были. И совсем не плохие… Есть они и сейчас, и не только охотничьи. Любой питерец может согреть душу в ресторане «Невский», расположенном в одном из самых романтических уголков Старого Таллина – у старинного колодца, на пересечении улиц Dunkri и Rataskaevu, в отеле с вполне понятным названием «Санкт-Петербург». Да, согласны, дорого! Зато здесь можно съесть лучший бефстроганов во всей Прибалтике (а может, и у нас) и с приятностью пообщаться с большим зеленым попугаем Мишей.

Таллин
Таллин

А вот за подлинной эстонской кухней надо отправляться, например, в «Трактир Золотого Поросенка»/ Kuldse Notsu Korts на Dunkri 8, одну из самых оживленных улочек Старого Таллина. Здесь можно прочувствовать не только атмосферу типичного эстляндского трактира конца XIX – начала XX веков, но и разделить пристрастие эстонцев к сытным и простым блюдам. Закажите, например, хрустящую свиную рульку Kuldse Notsu с квашеной капустой и запеченным картофелем, или холодец с горчицей и хреном, или сырное ассорти – сами все поймете. Бокал пива AleCock (честно замучившего нас своей абсолютно вездесущей рекламой) либо пара рюмок эстонской водки Viru Valge будут совсем не лишним…

Кстати, а почему бы не почтить своим присутствием и старейший ресторанчик Старого Таллина – Peppersack («Мешок с перцем» – так в старину называли купцов, торговавших пряностями), расположенный в здании XV века на улице Viru 2 (в 70-80-е гг. прошлого столетия там было знаменитое кафе «Гном»)… Висящий над входом мешок (явно с обычным песком), зато внутри – высокие потолки с массивными балками, неровные каменные стены, почерневшие от копоти факелов и свечей, витые лестницы, крепкие деревянные столы, официанты в старинных костюмах и... ежедневная театрализованная ссора двух рыцарей за внимание прекрасной дамы, заканчивающаяся бескровным поединком и неизменной гулянкой.

"Мешок с перцем"
"Мешок с перцем"

Очень интересен и ресторан «Бальтазар»/ Balthasaar, открытый в 1999 году в средневековом здании Ратушной аптеки, в самом сердце Старого города, на Ратушной площади 11. Чем интересен? Да тем, что во всех здешних блюдах главную роль играет чеснок. Во всех без исключения – начиная с закусок и заканчивая десертами, например, мороженым с чесночно-медовой подливкой. Чеснок  великая вещь! Недаром папаша Дюма говаривал: «Запах чеснока прекрасно чувствуют все, кроме того, кто его съел». Кстати, сама Ратушная аптека, впервые упомянутая в 1422 году, функционирует в этом же доме (уже как музей) и по праву считается самой старой фармацевтической лавкой Европы.

И, наконец, несколько восторженных слов о главном гастрономическом символе страны – ликере «Старый Таллин»/ Vana Tallinn. В наши времена это был Дефицит с самой большой буквы. Самое сильное впечатление молодости – бутылка «Вана Таллина», привезенная однокашником из Питера ночью – нам, в общагу горняков далекого приморского поселка Лудьё Кавалеровского района. Мы пили его из маленьких пластиковых стаканчиков, сначала на аперитив (закрывая глаза и мысленно бродя вдоль «Длинной ноги»), а потом и на дижестив (уже вдоль «Короткой ноги»), вливая «на ходу» капельку в растворимый эстонский же порошковый кофе (гадость была редкая, но неизменно желанная), выданный в очередном праздничном наборе в комплекте с вполне съедобной гречневой крупой. Теперь этот ликер – не дефицит, хотя цена пока кусается. Что поделать – теперь дефицит денег. Впрочем, совсем недавно мы увидели Вана-Таллин в магазинчике duty free на русско-финском переходном пункте в Торфяновке – там он стоит сущие копейки. Грех было не воспользоваться…

Ликер "Вана Таллин"
Ликер "Вана Таллин"

Глинтвейн «Каролина»

  • 1 бутылка (0,75) столового красного вина; гвоздика 6-7 штук; тертый мускатный орех по вкусу; 1/3 стакана воды; 3 ст. л. сахара, 2 яблока, нарезанных тонкими ломтиками.
  • Гвоздику и мускатный орех засыпать в турку, залить 1/3 стакана воды, довести до кипения и варить 1 минуту. Снять с огня и дать настояться 10 минут. Вино вылить в кастрюлю, добавить яблоки и поставить на огонь. Когда оно станет теплым, влить гвоздично-мускатный отвар, добавить сахар размешать деревянной ложкой и подержать на слабом огне под крышкой, не доводя до кипения (глинтвейн, как и кофе, ни в коем случае не должен закипать). Подавать в высоких (чтоб меньше остывал) и желательно прозрачных стаканах – вдыхая горячие эфирные пары, можно любоваться цветом напитка.
  • Есть и более эффектный способ. Вино вылить в кастрюлю и потихоньку нагревать. Тем временем сполоснуть апельсин, утыкать его гвоздичками, разрезать пополам и опустить в кастрюлю. Шипованные половинки апельсина будут плавать на поверхности – точь-в-точь морские мины. Вместе с апельсином положить в кастрюлю сахар, палочки корицы и лавровый лист. Вино нагреть, выдержать под крышкой и подавать в бокалах. Если есть время, можно добиться особого аромата, перелив горячий глинтвейн в термос и выдержав еще час. Тем, кто любит «погорячее»: добавьте пару щепоток корицы и две горошины душистого перца, а перед тем как снять с огня, влейте 75 мл коньяку и 50 мл рому.
Глинтвейн
Глинтвейн


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic