esmarhov_ss

Categories:

КАК Я СОБАКУ СЪЕЛ

«Cave canem» — «берегись собаки»

Надпись на дверях древнеримского дома

Собака
Собака

Да, едят корейцы собак, ну и что?! Едят, как бы против такого «варварства» ни протестовали цивилизованные нации, еще пребывавшие в первобытной дикости, когда древний Чосон («Страна утренней свежести») был уже сложившимся государством. Забыли защитники братьев наших меньших, как их предки, греки и римляне, вовсю уписывали барбосов и даже подавали их на роскошных пирах — сам Плиний писал, что вкус жареных щенков великолепен. Впрочем, не только они. Многие индейские племена Северной Америки ели собак — к примеру, у ирокезов полагалось непременно отведать собачатинки, перед тем как начать ритуальные пляски. Полинезийцы веками разводили мясных собак и даже называли их «пои», поскольку откармливали в основном на «пои» — вареных клубнях таро. На Гавайских островах собачатина не так давно ценилась выше всех прочих видов мяса — в 1830 году миссионер Уильям Эллис писал, что здесь собак кормят овощами и на пирах запекают до 200 штук. Да и первые английские поселенцы, высадившиеся на Американский континент, в голодную зиму съели всех своих мастиффов – не зря же их называют «мясными собаками»…

Думаете пережитки прошлого? Ничуть нет! И ныне в ряде горных кантонов цивилизованных Швейцарии и Австрии не брезгуют собачатиной. Рассказывают, что в одном из ресторанчиков швейцарского местечка Виднау можно отведать блюда из собак, причем абсолютно бесплатно! Оказывается, по местным законам запрещается торговать мясом домашних животных, но не возбраняется его есть. В 1996 году жители Швейцарии собрали семь тысяч подписей с требованием срочно ввести официальный запрет на употребление в пищу собачатины, однако на уровне кантона петиция была отклонена. Вердикт гласил: «Контроль за кулинарными пристрастиями граждан не входит в обязанности государства»…

Если говорить о странах Азии, то там эта «варварская» традиция имеет очень древние корни. В Южном Китае собак едят примерно с V в. до н.э. Китайский философ Мэн-Цзы (ок. 372—289 до н.э.) писал о целебных свойствах собачьего мяса, рекомендуя его при малярии, желтухе и заболеваниях печени. Во многих странах Азии, в том числе и в Корее, собачье мясо считается не просто едой, а еще и чудодейственным средством, укрепляющим мужское начало «ян». А во Вьетнаме очень уважают собачьи потроха и считают, что, съев мясо собаки, получаешь ее силу, но съедая ее сердце, печень и мозги, получаешь ее душу. Кстати, сердце обычно съедает отец семейства.

Впрочем, достаточно истории — перейдем к делу. Для начала успокою Бриджит Бардо, безапелляционно заявившую, что «нация, которая ест собак — нация дикарей», агитировать за собакоедение я не буду. Тем более, в нашей семье живет симпатяга тойтерьер Ленчик, пока не вызывающий ни у кого гастрономических фантазий. Просто попытаемся подойти к вопросу беспристрастно. Специалисты утверждают, что собачатина — здоровое мясо. Оно не напичкано ни гормонами, ни антибиотиками. А собачий жир отлично помогает при простудах и других заболеваниях дыхательных путей. Это хорошо известно корейцам и проверено, кстати, на собственном опыте…

Дальний Восток
Дальний Восток

…Наш довольно потрепанный ГАЗ-69 седьмой час трясся по ухабам разбитой вконец пыльной грунтовки. В кабине нас четверо: местный шофер Костя, кореец-буровик Мишаня, я (геофизик) и еще один питерский геолог Юра из нашей партии. В кабине жуткая духота, разговор давно завял, и только надсадный кашель Юры нарушает тишину, перекрывая не менее надсадный рёв старенького двигателя даже на самых крутых подъемах. Бедолага умудрился сильно простудиться, пытаясь как-то спастись от 30-градусной жары в таежной ледяной речке. Парню явно становилось хуже, несмотря на отчаянный прием наших испытанных спецсредств — крепкого сладкого чая с водкой и просто водки без чая. Мишаня его успокаивал: «Сейчас доберемся до моего дома – матушка моя, великая знахарка, живо тебя вылечит!». Я ему верил, корейские старухи в Приморье издавна слыли фантастическими целительницами, и народ, чуть что, отправлялся лечиться к ним. Так же сделали и мы, благо дорога была попутной: нам надо было переехать на новый участок к озеру Хасан, а Мишаня отпросился на недельку домой, отдохнуть после вахты…

Часа через полтора добрались, наконец, до хутора на берегу извилистой речушки. Мы во главе с Мишаней отправилась топить баню, а Юру передали с рук на руки сухонькой старушке-кореянке. Когда, затопив печку и натаскав воды, вернулись в дом, страдалец, видимо прошедший начальный курс лечения и плотно закутанный в одеяло, тихонько посапывал. А мишанина мама уже накрыла на стол и сообщила нам: «Завтра, как встанет, все хорошо будет – я ему собачьим жиром грудь и спину намазала, топленого собачьего жира с молоком-медом выпить дала, да в платок из собачьей шерсти по пояс обернула»… На столе паром исходил котелок с наваристым мясным супом, кто-то произнес витиеватый тост за здоровье хозяйки (благо во вьючнике еще оставались остатки нашего старого «лекарства»), и мы набросились на первую часть трапезы; вторая — планировалась после бани.

Первая порция супа была проглочена буквально мгновенно. Хозяйка с явным удовольствием налила по второй миске. Только после этого, утолив первый голод, я попытался оценить вкус – супец был приготовлен явно из какой-то дичи (то ли утятины, то ли оленины – отец Миши слыл искусным охотником). В нем явно было много чеснока, красного перца, а очень приятной кислинке он, скорее всего, был обязан лимоннику, главной целебной ягоды Уссурийской тайги (на обрезках его лозы здесь даже заваривают чай).
Когда вышли покурить на двор, я сразу спросил Мишаню, что, мол, такое вкусное было? Он лукаво улыбнулся: «Угадай!». Гадать было не особенно сложно – в крае многие рассказывали о корейцах-знахарях, о чудодейственном собачьем жире и мясе, которое они ценили на вес золота, поэтому, оценив хитрую мину на узкоглазом Мишанином лице, я тут же ответил: «Собачатина!»… 

Такая быстрая реакция Мишаню явно разочаровала – он, конечно, надеялся огорошить изнеженного питерца, а потом вволю поржать над выражением лица своего начальника. Старался он зря – чего только нам геологам не приходилось есть в экспедициях, главное – подольше проварить (например, медвежатину варили не меньше 6 часов и никогда не жарили из нее шашлыки – трихинеллёз никто не отменял) и не сунуть в котел слишком много поганок. Правда, честно говоря, собаку я ел тогда впервые и, конечно же, не был в этом деле слишком искушен…

Утром больной выглядел явно повеселевшим, кашлял явно реже и тише, а через пару дней и вовсе забыл о болезни. Интересно, что и остальные проснулись с ощущением какой-то необычайной бодрости – впрочем, может быть, это было результатом наложения многих факторов: замечательной баньки, сытного ужина, бутылочки женьшеневой, которой нас после бани угостил хозяин, крепкого сна, да и самой атмосферы гостеприимной корейской семью.

Уже вернувшись в Питер, я занялся этим вопросом всерьез и кое-то все-таки выяснил. Корейцы стали есть собачатину (кэкоги) примерно в IV веке (скорее всего, пристрастили китайцы). До сих пор по популярности это мясо стоит на четвертом месте, все-таки пропуская вперед свинину, говядину и курятину. Более того, собака в Корее – деликатес, сродни, например, нашей медвежатине. Поэтому на севере Кореи собачатину величают «сладким мясом» (тан-коги), блюда из нее стоят весьма немалые деньги, да и найти их можно далеко не везде. При этом корейцы не поедают бездомных дворняжек, а специально выращивают на особых фермах собак нуронг – особую мясную породу. Причем, выращивают почти исключительно на растительной пище, а относятся к ним, как мы к своим свиньям и коровам, – даже имен им не дают. И вообще в культуре корейцев изначально не формировалось какое-то особое отношение к собакам, и держать их в домах как домашних питомцев никогда не было принято (похоже, что корейцам вполне хватало любви к ближнему). Мужчины этой страны абсолютно искренне уверены, что собачатина не просто полезна для здоровья, но особенно ценна при старческом нарушении потенции. Это мясо считалось настолько мощным афродизиаком, что не подавалось на загородных постоялых дворах, чтобы путешествующие и странствующие не «наломали дров» вдали от дома (я тогда почему-то сразу подумал о своих коллегах-геологах)… Впрочем, зато стало понятно, отчего местные повара понапридумывали столько блюд из своей естественной «виагры»…

Собачатину, например, готовят точно так же, как говядину, в популярнейшем местном блюде под названием «огненное мясо» (пулькоги). Филе сперва нарезают ломтиками и маринуют 1,5–2 часа в соевом соусе, добавив в него рисовое вино, сахар, кунжутное масло, кунжутную соль (кунжутное семя жарят и толкут с крупной солью), черный перец (не жалея!), зеленый лук, давленый чеснок и имбирь, а потом сами гости жарят мясо на углях или газовом гриле, который устанавливают прямо в центре стола. Едят такое чудо, нарезав полосками и завернув с ломтиками чеснока в лист латука, а лучше периллы, обладающей ярким лимонным ароматом.

Пулькоги
Пулькоги

Если под рукой есть только собачьи ребрышки, их можно порубить на куски, часок выдержать в смеси кунжутного масла с сахаром (в равных частях), затем добавить соевый соус, зеленый лук, чеснок (побольше), кунжутную соль, черный перец, чуть-чуть муки, хорошо перемешивают, обжаривают, затем кладут грибы, наливают горячую воду и тушат. Когда мясо станет мягким, вливают рисовое вино и доводят до кипения. Перед подачей посыпают семенами-орешками гинкго — есть на Востоке такие орешки, потом расскажу непременно.

Собачатину корейцы варят на пару, тушат в сладко-остром соусе, маринуют и жарят в кляре, а также готовят и разнообразные изделия из собачьего фарша. Например, добавляют в него соевый сыр «тубу», соевый соус, измельченный зеленый лук, чеснок, кунжутную соль, кунжутное масло и черный перец, все хорошенько размешивают, формуют шарики, затем окунают их во взбитое яйцо, обваливают в муке, обжаривают на сковороде, а потом жареные фрикадельки кладут в овощные супы. Кишки тоже идут в дело, например, их жарят со специями или делают собачью колбасу.

Но все же из мяса собаки чаще всего готовят остро-пряную похлебку «посинтхан», что переводится ни много, ни мало, как «суп долголетия». Уж из одного названия явствует, что супец исключительно полезен для здоровья и способен продлевать жизнь (в том числе и сексуальную). И кто же от такого чудодейственного средства откажется? Да и вкус наваристого супа (вот, что мы, оказывается, ели в Приморье!) совсем неплох — мясо долго варят с овощами, травками-приправками, среди коих и чеснок, и имбирь, и лук-порей, и семена периллы, и жгучий перец, а в самом конце для особого смаку вливают стаканчик корейской рисовой водки «сочжу» (ровно как мы льем водку в уху). Хлебать собачью похлебку предписывается в душные летние дни, когда на улице +40 и влажность 100% — корейцы уверяют, что собачатина помогает легче переносить духотищу. Это блюдо можно поискать в окрестностях сеульского рынка, только не забывайте о цене…

Еще раз успокоим защитников домашних животных и огорчим сторонников здравого смысла. Последние 20 лет ситуация в этой щекотливой гастрономической сфере начинает меняться коренным образом. Молодые американизированные корейцы теперь больше налегают на гамбургеры, чисбургеры (коров-то не жалко!), а из собачатины предпочитают «горячих собак» (hot-dogs), а не исконно-посконное «сладкое мясо». Историческая фраза Бриджит Бардо о «корейцах-варварах», пожирающих «лучших друзей человека» (звезды не слишком много думают о том, что говорят, — имидж превыше всего!), возымела действие. Перед Олимпиадой 1988 года, власти велели убрать из крупных городов на периферию все рестораны, специализирующиеся на собачатине, и запретили вписывать блюда из нее в меню. Правда, готовить собак все же дозволялось, но лишь «по просьбе клиентов». С тех пор каждый раз, когда в Корее надвигается очередное вселенское событие, будь то чемпионат по футболу или встреча в верхах, вновь и вновь всплывает вопрос: «Быть иль не быть собачатине?». Вновь спускаются очередные запреты, которые вроде бы никто не отменяет, но никто и не соблюдает. Корейцы как ели, так и будут есть свой магический «посинтхан». Но, как водится, от запретов взлетают лишь цены, и практически ежегодно на собачатину (и без того ой как не дешевую) они все растут и растут.

Между прочим, в советские времена в Ташкенте, куда в 40-х годах из Приморья было депортировано большинство корейских семей, полулегально существовали «кядянг-тиби» — корейские домашние харчевни, где готовили два главных блюда: «кядя» — суп из собачьего мяса, и «хе» — кусочки того же мяса с уксусом, перцем, чесноком, луком и прочими приправами. Говорят, существуют они и сейчас, только нет никаких гарантий, что «кядя» и «хе» будут из правильного мяса (это запросто может быть говядина или баранина), в современном Ташкенте собачатина — большой дефицит. Корея — не исключение. В этом свете смешно выглядят страхи туристов, мол, будь на чеку, берегись, не то в ресторане вместо «приличного мяса» тебе всучат собачатину. Размечтались! Ну кто же это у нас будет подавать стерлядь под видом селедки?


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic